Палитра в мастерской художника
интервью, работы, статьи
исторические эссе исторические эссе

факты и домыслы, реконструкция исторических событий

Культура и религия диалог культур и религий
духовное единство человечества - это постоянный диалог многих культурных традиций, где каждый человек есть образ и подобие Божие
Художественное образование художественное образование

художественное образование не предполагает всеобщего превращения людей в художников. Однако художественная грамотность необходима всем

Кошка Даша мир глазами детей

детское творчество и образовательные программы для детей

Искусство врачевания искусство врачевания
от Ветхого Завета до наших дней

исторические эссе

Отец золотого червонца
Сергей Юльевич Витте

После крымской войны (1854 – 1855) и вплоть до конца ХIХ века россияне вовсе не видели золотых и серебряных монет.

«У нас за рубль, - писал в одной из своих статей М.Салтыков-Щедрин, - дают половину рубля. Хорошо, если не дадут по морде».

Этот процесс исчезновения драгоценных и полудрагоценных металлов на рынке проявил себя и раньше. Помните, в «Мертвых душах» Н.Гоголя, хозяйка трактира просит заплатить за выпитую анисовую водочку двугривенный. Но прохиндей Ноздрев ухитрился всучить ей помятую ассигнацию номиналом в полтинник. Оба наших сатирика были хорошими экономистами, а русский народ всегда относился с подозрением к наводнившим рынок бумажным деньгам. Ассигнации с каждым днем теряли на рынке свою истинную цену. Таков был конечный результат пагубной политики самоизоляции страны, проводимой Николаем I. Россия при нем была ввергнута в техническую отсталость, безграмотность и нищету.

Неразбериха во внутренней жизни страны была преодолена за сравнительно короткий срок по инициативе Сергея Юльевича Витте (1849 – 1915), нашего финансового гения. С 1895 по 1906 годы он занимал посты министра путей сообщения, затем министра финансов, позже стал председателем Комитета министров и в самом конце карьеры занял высокий пост председателя Совета министров. Ученый-экономист и талантливый реформатор проявил свою деятельность при трех последних Романовых: Александре II Освободителе (1818-1881), Александре III Миротворце (1845-1894), Николае II Кровавом (1868-1918). Оставаясь убежденным монархистом, слугой этих трех государей, С.Витте сделал очень много доброго для России, для ее народа.

В основы его «золотой реформы» в 1897 году была положена прочная экономическая база, созданная за предыдущее десятилетие его предшественниками. Стабильность золотого червонца, рожденного отцом реформы, покоилась на солидном финансовом фундаменте. Так, с 1887 по 1897 годы золотой запас Российской империи увеличился в 2,5 раза и равнялся 1 млрд. рублей. В результате реформы, проведенной С.Витте, в 1897 г. темпы прироста внутреннего валового продукта стали у нас самыми высокими в мире – 12%. Баланс между импортом и экспортом оказался самым выгодным. А в последнее десятилетие XIX века промышленное производство в России удвоилось.

Сергей Юльевич родился 17 июня 1849 года в Тифлисе в семье провинциального чиновника среднего достатка. Предки его по отцовской линии были выходцами из Голландии, переселившимися в петровские времена в Россию. Отсюда и фамилия отца - Витте. Юлий Федорович псковский помещик, лютеранин по рождению, перешёл в православие и получил в начале ХIХ века потомственное дворянство. В последние годы жизни он стал директором департамента имуществ на Кавказе. Здесь он благополучно разорился, пытаясь организовать рудное производство в окрестностях Тбилиси. И вскоре умер, оставив на руках вдовы двух дочерей и трех мальчиков. Самым маленьким из них был Сергей, унаследовавший от отца пытливый интерес к наукам. Но более всего будущий реформатор гордился знатной родней своей матери Екатерины Андреевны Фадеевой, предками которой была родня из знаменитого княжеского рода Долгоруких.

После разорения вся семья переехала в Одессу. Сергей, младший из братьев, сначала окончил гимназию в Тифлисе, а затем поступил в Одесский университет на физико-математический факультет. Его он с блеском окончил, написав диссертацию «О бесконечно малых величинах». Все прочили ему профессорскую карьеру. Но пытливый, склонный к переменам характер Сергея позвал его служить на недавно построенную Одесскую железную дорогу.

Сколько же разнообразных профессий перепробовал Сергей Юльевич только на одном месте. Он исследовал эту службу вдоль и поперек: сидел на станции, торгуя билетами, ходил по вагонам в качестве контролера, был конторщиком грузовой службы, даже водил поезда, занимая место помощника машиниста. В 1877 году, Сергей Витте был начальником движения Одесской железной дороги, когда началась русско-турецкая война, объявленная императором Александром II во имя избавления братьев-славян на Балканах от турецкого ига. Именно тогда проявились организационные способности Сергея Юльевича, бесперебойно отправлявшего вагоны с солдатами и боевой техникой на Балканы.

Именно тогда произошла встреча С.Витте с героем балканской войны М.Скобелевым, которого Сергей Юльевич подвез в армию. О чём только они ни переговорили, находясь целую ночь в тесном купе начальника движения дороги! О будущем России, об освобождении братьев-славян, о новой конституции, которую давно уже пора дать россиянам. А главное – об экономическом переустройстве страны, что дало бы возможность русскому народу жить не хуже, чем гражданам в передовых европейских государствах.

После убийства царя террористами 1 марта 1881 года дядя Сергея Юльевича генерал Р.Фадеев тотчас же создал «Священную дружину». Эта конспиративная, тайная организация ставила своей целью мстить за убитого государя, преследовать и уничтожать террористов-революционеров. Дядя торжественно принял в свое сообщество и любимого племянника, поручив ему выследить и убить в Париже известного народника Л.Гартмана. К счастью для всех, дружина своими неумелыми действиями быстро себя скомпрометировала и перестала существовать. Дядя-генерал умер в конце 80-х годов, и Сергей Юльевич окончательно отошел от людей его круга. Он занялся сугубо научной и хозяйственной деятельностью, продолжая служить на Одесской железной дороге.

Когда на российский престол уселся могучий Александр III, из правительства один за другим стали исчезать реформаторы. Их место быстро заняли казнокрады. Вот характеристики, которые дала новым правителям России генеральша Александра Богданович, хозяйка великосветского салона: "беспринципный человек… позер и наглец… пьяница и идиот… настоящий мошенник". Когда, со временем, умный и толковый С.Витте вошел в придворные сферы, от острого язычка светской львицы досталось и ему. «Всех коробит резкость Витте, - писала генеральша, - угловатость его манер, южный говор и дурной французский язык. Он больше похож на купца, а не великосветского человека».

Но, пожалуй, более точную характеристику нашему главному герою дал один из его соратников Б.Глинский: «Я увидел перед собою высокого роста, хорошо сложенного, с умным, живым и приветливым лицом человека, который всего сильнее впечатлил меня полным отсутствием всякого подобия чиновничьего типа. Витте мне сразу стал симпатичен своей естественностью в проявлении своей личности». Именно в те годы столичной жизни, о которых рассказывает Б.Глинский, Сергей Юльевич сошелся по служебным делам со многими «королями» железных дорог, среди которых были богатейшие люди Блиох, Поляков, Штенгель, Кокорев. Именно для них он помог составить «Общий устав российских железных дорог», не обогатившись, при этом, ни на один рубль.

С.Витте внутренне и внешне был весьма привлекательным мужчиной, и, естественно, он пользовался успехом у прекрасного пола. Женился он дважды: оба раза влюблялся в замужних дам, отбивая их у прежних мужей. Первой женой Сергея Юльевича была Надежда Спиридонова (в девичестве Иваненко), дочь предводителя дворянства в г. Чернигове. С.Витте случайно познакомился с нею в Одессе, добился ее развода с первым мужем, которого она не любила, и увез ее в Петербург. Здесь, на берегах Невы, они обвенчались во Владимирской церкви. Супруги поселились в Киеве, были счастливы ровно двенадцать лет. Но затем Надежда заболела и скоропостижно скончалась, оставив на руках у мужа свою дочь от первого брака Софью. С.Витте дал ей свою фамилию, бережно воспитывал, обучал и выдал замуж за достойного человека.

В 1892 году 43-летний государственный муж, достигший высокой служебной карьеры (должности министра и ранга тайного советника), встретил в театре обворожительную даму Матильду Ивановну Лисаневич. Ее отцом был один из богатейших людей Одессы купец и предприниматель Нурок. Эта замужняя дама, имевшая дочь от первого брака, обладала чарующим голосом, загадочной улыбкой и зелеными грустными глазами. Устоять против нее было невозможно: и Сергей Юльевич сделал все, чтобы красавица-еврейка Матильда стала его женой. Их брак, в конце концов, благословил сам Александр III. Царь перешагнул через свои юдофобские настроения, похлопал своего любимого министра по плечу, сказав: «Ты поступаешь достойно». Матильда Ивановна прожила с Витте двадцать два года (до конца его дней), была умной и надежной помощницей. Она сохранила и издала мемуары своего мужа «Тайны истории».

Но пора уже рассказать о начале восхождения С.Витте к вершинам его служебной карьеры, сделавшей его самым доверенным лицом и даже другом царя Александра III. Удивительное происшествие это, случившееся опять-таки на железной дороге, но в 1888 году, многие историки именуют «чудом в Борках». За два месяца до этого, император, ехавший на отдых в Ливадию по Юго-Западной железной дороге, встретился на перроне одной из станций с Сергеем Юльевичем, служившим тогда все еще начальником движения поездов. Витте остановил шедшую во главе вагонов сцепку из двух паровозов. Царь, как всякий русский человек, обожал быструю езду. Начальник движения поездов потребовал от машиниста сбавить скорость. Тогда на перрон вышел недовольный Александр III и спросил:

- В чем дело?
- Такая скорость, Ваше величество, -
ответил С.Витте, - непозволительна. Она может привести к крушению.
- Я на других дорогах быстро езжу, -
проворчал самодержец, - и никто мне не уменьшает скорости. А на вашей жидовской дороге нельзя!
- Но тогда, Ваше величество, -
ответил С. Витте, - вы рискуете свернуть себе шею.

Александр III, как ни в чем не бывало, поехал дальше. Только ровно через два месяца, 17 октября 1888 года на станции Борки под Харьковом царский поезд, мчавшийся на всех парах, с двумя паровозами впереди, выбил из полотна одну из шпал и свалился под откос. Вся царская семья с женой и детьми находилась в вагоне-столовой. Крыша его съехала вниз и грозила раздавить высочайших особ. Всех спасла медвежья сила императора, который несколько минут держал крышу на спине. «Ах, мои дети!» - кричала миниатюрная, милая царица Мария Федоровна, вылезая вместе с детьми из вагонного окна. Позже подоспели адъютанты, и царь, получивший ушибы почек, был спасен. Вот тогда-то на место аварии был вызван главный эксперт Сергей Юльевич Витте.

- Этот железнодорожник, - сказал о нём Александр III, - дерзок и упрям, но дело знает.

И вскоре царь назначает С.Витте сначала министром путей сообщения, а через год уже министром финансов. «Он верил мне до последнего дня своей жизни», - напишет С.Витте в своих воспоминаниях. Императору, и в самом деле импонировала прямота нового министра. Их совместная государственная деятельность исключала всякое подобострастие со стороны подчиненного; их деловые обсуждения отличались резкостью, даже грубостью, но всегда были искренними и честными.

Обращались в своих беседах император и его министр к острому для России еврейскому вопросу. Он стал часто возникать в их спорах после женитьбы С. Витте на Матильде Ивановне.

- Мне доносят, - сказал как-то царь, - что вы слишком любите евреев.
- А позвольте и мне, Ваше величество, -
ответил министр, - задать вам встречный вопрос?
- Извольте!
- Можете ли вы всех евреев утопить в Черном море?
- Не могу! –
сказал царь. - Тогда пусть живут, - подытожил министр эту дискуссию.

Сергей Юльевич нередко убеждал императора, установившего знаменитую «черту оседлости», что если вопрос не будет решен честно и справедливо, то Российскую империю в ближайшие годы ждут тяжелые испытания. Самая бедная часть еврейского населения уж слишком охотно шла в революционеры.

«Этот Витте очень дерзкий, - нередко повторял Александр III, - но он всегда оказывается прав. Я имею на него большие виды».

Став министром финансов, Сергей Юльевич держал в своих руках все финансы, а по существу – все хозяйство Российской империи. Если присовокупить успешную деятельность некоторых его предшественников, то статистика дает поразительные цифры. Промышленная продукция страны увеличилась с 1860 по 1900 годы в семь раз, тогда как в Германии – в пять раз, в Англии – в два раза. ВВП за это время ежегодно возрастал более, чем на 3,5%. За время пребывания С.Витте на посту министра, государственный бюджет России вырос с одного до двух млрд. рублей. За сравнительно короткий срок талантливый финансист, экономист, реформатор поставил свою страну в один ряд с развитыми странами Европы. Как было сказано ранее, С.Витте с державной смелостью ввел в обращение золотой червонец.

«Против этой моей реформы, - писал он в мемуарах, - была почти вся мыслящая Россия. Но по существу обращающиеся у нас вместо денег бумажные знаки являются постоянным напоминанием о бессилии государственной казны».

Эта золотая реформа стала важнейшим звеном той цепи мероприятий, которые, в конце ХIХ – начале ХХ веков, вызвали небывалый подъем всей российской экономики.

Другим волевым решением С.Витте стало введение государственной монополии на торговлю крепкими спиртными напитками. Отныне торговля водкой производилась только в казенных винных лавках. Министр финансов стремился ликвидировать злоупотребления частной торговли спиртом. При нем винная монополия давала прирост казне 1 млн. рублей ежедневно. Но при всей важности этих реформ они были только частью проводимой Сергеем Юльевичем экономической политики. Он использовал протекционизм, как защиту российских производителей от иностранных конкурентов. Ограничивал ввоз иностранных товаров в Россию и поощрял экспорт различными налоговыми льготами и премиями. С.Витте не побоялся в 1892 году начать таможенную войну с Германией, добившись в итоге равноправных торговых отношений с этой страной.

Вся эта история напоминает собой шахматную партию, которую разыграли наш министр финансов и железный канцлер Отто Бисмарк. Дело шло о простейшем обмане. На протяжении многих лет из России в Германию ввозилась дешевая пшеница, на которую немцы постоянно увеличивали таможенные пошлины. В обратном направлении, из Германии в Россию, поступали вагоны с немецкой сталью и чугуном, эти товары при ввозе в нашу страну вовсе оставались беспошлинными. У Германии с давних пор в российском правительстве было немало лоббистов с немецкими корнями и родственными связями в соседней стране. Но этот торговый разбой продлился лишь до прихода С.Витте во власть.

В начале этой таможенной тяжбы нашей стране канцлером О.Бисмарком был поставлен ультиматум: или наши, то есть выгодные немцам, условия договора, или безмерные пошлины на российскую сельхозпродукцию. Позиция «железного» канцлера была крайне жесткой. Но Александр III, забыв о своих родственных связях с Гогенцоллернами, поддержал Сергея Юльевича. Министр, проработав предложение во всех деталях, провел через Государственный Совет идею «двойного тарифа». Он применялся только к тем странам, которые вводили против России открытые дискриминационные меры. Первой в этом списке оказалась Германия. Она оставалась основным торговым партнером России: на ее долю в то время приходилась четвертая часть русского экспорта и треть импорта. Как говорится, немецкому канцлеру был поставлен «детский мат». Немного поломавшись, он принял справедливые российские требования. 20 июня 1893 года торговая война между Россией и Германией была окончена, в которой С.Витте одержал блестящую победу.

Надо отдать должное О.Бисмарку, который проявил такт и уважение к Сергею Юльевичу. Он передал ему через общего знакомого дружелюбные слова: «В последние десятилетия я в первый раз встретил человека, который имеет силу характера, волю и знание того, чего он хочет. Вы увидите, этот человек сделает громадную государственную карьеру. Сейчас в России это самый светлый ум».

При С.Витте страна быстро и мощно интегрировала в европейскую экономику, включая в первую очередь Францию, Германию, Австро-Венгрию и Италию. С другими, не европейскими странами, у нас еще не наладились партнерские отношения. Причиной тому был слабый торговый флот. В отдаленные от нас Соединенные Штаты, к примеру, мы поставляли только хлопок. С. Витте особое внимание обращал на привлечение в российскую экономику иностранных капиталов. И не столько путем государственных займов, сколько распространением ценных бумаг заграницей. Там в наши акции вкладывали свои сбережения мелкие буржуа, служащие, прислуга. Этому способствовало, появление на иностранном рынке «золотого червонца». Недаром считается, что главная стройка века – российские железные дороги – создавалась на деньги берлинских кухарок.

За два десятилетия – с 1897 по 1917 годы – Россия стала одной из самых экономически устойчивых стран в мире, что позволило ей мощно интегрироваться в мировую экономику. С.Витте не случайно считают не только великим финансистом, но и отцом русского капитализма. За время своей деятельности он вдвое расширил сеть железных дорог в России, а также оборудовал мощные торговые порты в Мурмане (Мурманске) и Либаве (Лиепае). Все это увеличивало товарообмен с внешним миром, создавало в стране экономический подъем.

Вот сравнительная статистика основных товаров в России в 1890 и в 1900 годы, выраженная в пудах.
Чугун: 56,6 – 179,1;
уголь: 367,2 – 986,3;
хлопок: 8,3 – 16;
железо и сталь: 48,3 – 163;
нефть: 226 – 631;
сахар: 24,6 – 48,5.

За это же десятилетие объем иностранных капиталов, размещенных в промышленных и банковских компаниях в России, вырос с 214 млрд. золотых рублей до 911 млрд. тех же золотых рублей.

В 1896 году по инициативе С.Витте и Д.Менделеева в Нижнем Новгороде была открыта Промышленная выставка и проведен торгово-промышленный съезд. Выставку открыл новый российский царь Николай II, сменивший Александра III.

С.Витте написал в своих мемуарах по поводу перемены, пагубно отразившейся на судьбе России: «При Александре III все ходили по струнке. С воцарением молодого императора все было перевернуто. Это обстоятельство и было одною из причин многих неблагоприятных явлений, скажу даже больше, бедствий царствования императора Николая II».

В 1900 году было начало недолгого, но серьезного экономического кризиса, связанного с мировым кризисом 1900-1903 годов. Это коснулось, прежде всего, металлургии. Шло разорение компаний, снижение заработков рабочих и инженеров, все это приводило и к массовой безработице. Одним из первых предсказал подобные невзгоды Д.Менделеев, которого всегда активно поддерживал Сергей Юльевич. Ученый-химик сделал в академии наук доклад «Урал спит», в котором на убедительных фактах показал отставание уральской металлургии. Здесь, на старейших российских заводах, многие годы не привлекались к участию в производстве иностранные капиталы, не было широкого товарооборота, даже плавки велись дедовским способом – на древесном угле.

Все беды российской экономики пытались свалить на С.Витте его многочисленные недруги и завистники. Их довод был прост: Россия испокон веков оставалась аграрной страной с преимущественно сельским населением, ведущим натуральное хозяйство. Не свяжи министр финансов нашу страну с европейским капиталом, волна кризиса обошла бы нас стороной. У нас все было и без всякого Витте, утверждали консерваторы и староверы, свой был хлебушек, сахарок, маслице и сальце. Увы, только не было бы у нас развитого промышленного производства.

Но даже в годы жестокого кризиса Сергей Юльевич не оставлял своего любимого детища – железнодорожного строительства. Министр финансов России считал, что казенные дороги более эффективны, чем частные. Еще при жизни Александра III он убедил самодержца, чтобы правительство выкупило их у частных акционеров. А руководителем всенародной стройки, транссибирской магистрали, по настоянию С.Витте, был назначен сын могучего монарха – цесаревич Николай Александрович (будущий Николай II). Именно во время поездки наследника по Дальнему Востоку, при начале этой стройки века, 29 апреля 1891 года великий князь Николай Александрович вместе со всей свитой посетил древнюю японскую столицу Киото. Именно здесь, на одной из центральных улиц, произошел случай, чуть не стоивший жизни последнему русскому царю. Один из японских охранников, по имени Цуда Сондзо, находившийся в оцеплении, внезапно выхватил свой страшный меч и напал на цесаревича.

- Я самурай! – истошным голосом закричал Цуда.

Он нанес удар самурайским мечем по правой стороне головы побледневшего Николая. К счастью, удар оказался скользящим. Рядом с будущим царем находился его двоюродный брат, греческий принц Георг, который проявил чудеса ловкости и быстроты реакции. В руках принца была только бамбуковая палка. Цуда одним ударом был повержен на землю, а затем обезоружен подоспевшей охраной. Молодой Николай Александрович был спасен. Однако его постоянно мучили головные боли, а также мерещились желтые узкоглазые мальчики в глазах. Сергей Юльевич подробно рассказал об этом странном эпизоде в своих мемуарах. Великий реформатор считал, что поездка Николая II на Дальний Восток и в Японию оказалась для него фатальной. Будущий монарх возненавидел всех самураев, мечтал с ними поквитаться. Это и привело, в конечном счете, к пагубной для царя и Российской империи русско-японской войне.

Сергей Юльевич относился к молодому монарху с покровительством, как старший к младшему. Многие политические и экономические вопросы принимались по настоянию министра финансов, который фактически и вел корабль державы по четко выверенному курсу. В первые годы своего царствования молодой император не мешал работе своего министра. В частности, сибирская железная дорога  стала настоящим чудом для страны. С.Витте предвидел, что эта магистраль, протянувшаяся на многие тысячи километров, создавала новые возможности в отношениях между Европой и Азией, позволяла обеспечить России выгодные рынки в торговле с восточными странами. А это, в свою очередь, помогало покрыть многие российские долги европейским странам. Устроителям дороги повезло с рабочей силой. Неурожай 1892 года в губерниях, по которым проходила трасса, позволил вербовщикам нанять массу людей, остававшихся без работы и без хлеба. Всего на строительстве великой сибирской дороги трудилось 100 тысяч человек, около 6 тысяч инженеров, 83 тысячи штатных строителей. С.Витте любил повторять, что реформы в России надо проводить быстро и спешно, иначе они не удаются. Транссиб прокладывался с опережающими все расчеты темпами. К зиме 1893 года было построено 413 км, в 1894 – 891 км, в 1895 – свыше 1340 км. Мостов по трассе возвели множество; это были уникальные сооружения. Так, мост через реку Томь получился длиной в 515 метров, через Енисей у Красноярска – в 950 метров.

Второй очередью Транссиба стал тысячеверстный путь нынешней Забайкальской дороги - до Сретенска. Ко второй очереди относился и отрезок в 700 верст между Владивостоком и Хабаровском, большая часть которого проходила вдоль пограничной реки Уссури. Третьей очередью Транссиба становилась Амурская железная дорога, протяженностью в 2 тысячи верст. Магистраль было задумано открыть ровно через 10 лет после начала строительства в 1893 году. Это было блестяще использовано - в 1903 году.

Стройка была объявлена национальным делом России. Окончание этого мероприятия стало возможным благодаря помощи, оказанной Сергею Юльевичу со стороны двух монархов – Александра III и Николая II. На великую эту стройку было потрачено 550 млн. золотых рублей – вместо 350 млн. первоначально выделенных царем Александром Александровичем.

Но Николай, к сожалению, был только слабой тенью своего отца. У Витте сложились непростые отношения с новым царем, поскольку он оставался для министра-реформатора лишь юным наследником, которого надо было постоянно поучать и наставлять. А вокруг уже многие придворные льстецы нашептывали юному Николаю Александровичу, что С.Витте превратился в великого визиря, игнорирующего волю своего самодержца.

16 августа 1903 года Николай II выслушал очередной доклад Сергея Юльевича. Он по привычке обласкал его, а на прощание объявил, что лишает его поста министра финансов. Взамен подсластил горькую пилюлю, предложив ему мало что значащий пост председателя Комитета министров. Все финансовые дела министерств решались без ведома председателя. Но С.Витте твердо верил, что ничтожные деятели, оттеснившие его от штурвала, не справятся с управлением. Он мечтал вернуться к власти ради блага России.

Но удар самурайским мечом Цудо Сандзы, видимо, отразился на умственных способностях русского самодержца. Сергей Юльевич убеждал императора, что России на ближайшие четверть века придется отказаться от активности во внешней политике. Главное - заняться внутренними делами, поскольку в стране назревала революция. Если мы не успокоим смуту в стране, считал С.Витте, мы потеряем большинство приобретений ХIХ века. Но Николай II уже закусил удила и шел к гибельной для России русско-японской войне. Именно он настоял начать экспансию на Дальнем Востоке.

- Война с Японией станет гибельной для страны! – восклицал С.Витте.
- Мы побьём жёлтых обезьян! – упрямо твердил самодержец.

9 февраля 1904 года японцы напали на нашу эскадру на внешнем рейде Порт-Артура. В марте того же года самураи высадились в Корее. В августе 1904 года русские потерпели поражение в битве под Ляояном, а в октябре на реке Хуанхэ. 2 января пал Порт-Артур. 27 мая того же года в Цусимском проливе была разгромлена 2-ая Тихоокеанская эскадра. Все произошло так, как предсказывал Витте, поскольку наша армия воевала фактически без тыла; а русские солдаты, не раз проявлявшие чудеса героизма, все-таки не понимали, за что им надо жертвовать собой. Они, обычные крестьяне и рабочие, одетые в серые шинели, были оторваны на многие тысячи верст от родных домов. В результате этой несчастной войны русские потеряли 30 тысяч убитых и 60 тысяч взятых в плен. Японские потери составили 47 тысяч убитых и 27 тысяч умерших от болезней.

Цусимское поражение



Вот тогда-то Николай II, стиснув зубы, вновь обратился к С.Витте, назначив его уполномоченным на переговорах с японцами в американском городке Портсмут. Это стал, по сути, последний триумф нашего великого государственного деятеля. «Какой будет счастливый день, если завтра я подпишу мир без аннексий и контрибуций». Так оно, по сути, и случилось 23 августа 1905 года. Правда, Россия по предложению русского царя, чтобы ускорить заключение мира, уступила Японии южную часть Сахалина.

Все эти переговоры велись при посредничестве президента США Теодора Рузвельта, не желавшего чрезмерного усиления японцев на Тихом океане, при мощной обработке мировой общественности американской прессой. Глава российской делегации умело использовал эти факторы, дав понять японцам, что ни о каком поражении России не может быть и речи. Узнав об итогах мирного договора, в результате которых Япония мало что получила, некоторые самураи от отчаяния совершили харакири.

А сам Сергей Юльевич вел себя в Америке как истинный герой. Он умело раздавал шустрым репортерам ура-патриотические интервью, стал здесь всеобщим любимцем. А завершил свою миссию привычным «железнодорожным романом». Он вышел на перрон Портсмута, осыпаемый цветами и вспышками фотокамер, подозвал к себе машиниста паровоза, обнял его и трижды, по-русски, расцеловал.

Николай II, узнав о заключении благого мира, тотчас послал телеграмму, сообщив С.Витте о присвоении ему графского титула. Завистники же окрестили успешного дипломата насмешливым прозвищем «граф Полусахалинский». А один из питерских сановников заявил: «Забавно видеть возвращение Иуды, увенчанного лаврами миротворца». Но сами россияне по заслугам оценили реформатора. Сергей Юльевич был избран почетным членом различных обществ: гомеопатии, трезвости, образованных женщин, бедных детей, хирургов и т.п. Но почивать на лаврах было некогда: в России уже во всю полыхала революция.

9 октября 1905 года С.Витте представил записку царю, в которой указывал на опасность неуправляемого развития событий. «Русский бунт, - пишет государственный деятель, - бессмысленный и беспощадный, все сметет, все повергнет в прах. Какой выйдет Россия из беспримерного испытания – ум отказывается себе представить. Ужасы русского бунта могут превзойти все, что было в истории».

Тяготы положения в стране усугубились последствиями войны, мировым кризисом, отсутствием притока иностранных инвестиций. Забуксовали реформы. Особенно тяжелым было положение в сельском хозяйстве: русская деревенская община никак не желала подвергаться капитализации.

Сергей Юльевич видел выход в немедленных политических реформах сверху, подчеркивая, что естественный ход событий должен привести к конституционному устройству страны. 17 октября 1905 года Николай II подписал Манифест в редакции С.Витте. «Господи, помоги нам, - в отчаянии взмолился Государь, - усмири Россию!» Этот манифест, дававший народу все демократические свободы, оказал огромное влияние на внутреннюю политику страны. Отменить основные его положения о свободе слова, собраний, манифестаций, вероисповедания было невозможно. Россия вступила в новую фазу демократического развития. Этот шаг, предложенный реформатором, спас страну от хаоса гражданской войны, а монархию от полного краха.

19 октября 1905 года Сергей Витте был назначен первым в истории России председателем Совета министров. Премьер вел страну к созыву Думы, по образцу европейских парламентов, а Россия из самодержавной страны должна была в скором времени стать конституционной монархией. После многих веков рабства российский народ получал политические свободы.

Манифест провозглашал: «Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от народа властей».

Однако на пути С.Витте еще в предшествующие годы стоял его давний противник министр внутренних дел В.Плеве. Во время одного из его посещений Зимнего дворца под его карету министра была брошена бомба эсером Е.Созоновым. Плеве был убит, но в его портфеле жандармы нашли и передали царю «неопровержимые» факты, свидетельствующие о том, что С.Витте является опасным революционером. Он-де мечтает свергнуть монарха, установить республику, стать ее первым президентом. Разумеется, Николай поначалу не поверил этой фальшивке. Многие политики, как и сам монарх, считали С.Витте простым успешным карьеристом. Но в какой-то момент самодержец испугался, что власть от него ускользает. 22 апреля 1906 года С.Витте был отправлен в отставку, и с этого дня его политическая и реформаторская карьера завершилась.

На его место пришел другой, более жесткий реформатор – Петр Аркадьевич Столыпин (1862-1911). Он повел курс на жестокое подавление революции. Кроме того, в отличие от С. Витте, главное внимание уделил аграрным реформам, учитывая, что Россия в те годы оставалась преимущественно крестьянской страной. Вот как новый премьер отзывался о своем предшественнике:
«Человек он очень умный и достаточно сильный, чтобы спасти Россию, которую, думаю, можно еще удержать на краю пропасти. Но, боюсь, что он этого не сделает, так как, насколько я его понял, этот человек, думающий больше всего о себе, а потом уже о Родине. Родина же требует себе служения настолько жертвенно-чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует всю работу».

А вот как С.Витте отозвался о человеке, сменившим его на посту премьера: «Столыпин обладает поверхностным умом и почти полным отсутствием государственной культуры и образования. По образованию и уму Столыпин представляет собою тип штык-юнкера». Эти слова, если вспомнить столыпинские «галстуки», вполне похожи на правду.

Сергей Юльевич рассчитывал, что уход со временем вернется к активной политической жизни. Он не терял на это надежды. И даже просил о помощи фаворита царской семьи – полуграмотного «святого» Григория Распутина. Но тот отвечал: «папаша и мамаша на дух не переносят Витю!»

Предвидя начало Первой мировой войны, Сергей Юльевич хотел использовать свои давние связи с правящей верхушкой Германии. Он понимал, что русско-германская война неизбежно завершится крахом Российской империи. Но Николай II и на этот раз отстранил от миротворческой миссии опального премьера.

Умер С. Витте 28 февраля 1915 года, не дожив до своего 65-летия. Хоронил его тесный круг близких друзей на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Все было скромно, без помпы, по третьему разряду. Никто не произносил пышных речей.

Запомнились только слова, которые написал известный историк П.Милюков: «Это был русский самородок – со всеми достоинствами этого типа – с большими его недостатками. Конечно, он стоял головой выше той правящей верхушки, сквозь которую ему приходилось прокладывать свой собственный путь к действию. И действовать – это была главная потребность его натуры. Как всякий самородок Витте был энциклопедистом. Он мог браться за все, учась попутно на деле, презирал книжную выправку. Со своим здравым смыслом он сразу выделял главное и шел прямо к цели».

Точнее всех о своем муже сказала Матильда Витте: «Он не либералом, ибо не сочувствовал нетерпеливому устремлению либералов переустроить сразу, одним мановением руки, весь государственный уклад; он не был и консерватором, ибо презирал грубые приемы и отсталость политической мысли, характеризующие правящую бюрократию России. Мой муж неоднократно говорил своим близким: я не либерал и не консерватор, я просто культурный человек».

культура СССР back to the USSR

советская культурная жизнь

Искусство и наука искусство и наука

статьи, лекции офф-лайн, беседы об искусстве

Художественный перевод научный и художественный перевод

искусствоведение, культурология, литература

традиционное народное искусство традиционное народное искусство

народное творчество, художественные промыслы

Народная игрушка народная игрушка
Кто сегодня делает народную игрушку? Для кого она создается? Кто играет в нее?
NEWS-НОВОСТИ

30.11.18 Мозаики Москвы. Вечные краски

Мозаичное искусство насчитывает тысячелетия. В наши дни оно может показаться анахронизмом. Тем не менее, оно продолжает занимать свою нишу в современной архитектурно-художественной практике, в декоре храмов, особняков и общественных зданий благодаря ...
Подробнее

29.11.18 Босх и загадки его творчества - иконографии

Линда Харрис открывает нам новые грани работ Босха, доказывая, что все его произведения последовательно передают еретические доктрины катаров. Мифы и доктрины к
Подробнее

29.11.18 Ханс Янтцен. О церковном пространстве в готике

Франц Куглер в своей «Истории строительного искусства» (1859) внутреннее пространство готической церкви назвал «воистину подобной Откровению Тайны, которая захватывает чувства, выхватывает и уносит за собой души и заставляет забывать те ...
Подробнее

26.11.18 Физкультурный парад как вид театра

Плещутся знамёна, звучит музыка, юноши и девушки размашисто маршируют в колоннах, катятся в «рейнских колесах»
Подробнее

17.09.18 Профилактика ожирения

Уважаемый читатель, возможно и Вы любите вкусно поесть, и, более того, Вас также мучает совесть (потом?) за количество съеденного? В таком случае, нам необходимо разобраться кто мы - чревоугодники, праздные повесы или больные люди, у которых ...
Подробнее
Искусство
Искусство
Искусство (от церк.-слав. искусьство (лат. experimentum — опыт, проба); ст.‑слав. искоусъ — опыт, испытание) — образное осмысление действительности; процесс или итог выражения внутреннего или внешнего (по отношению к творцу) мира в художественном образе; творчество, направленное таким образом, что оно отражает интересующее не только самого автора, но и других людей.
Веб-портал
Веб-портал — сайт в компьютерной сети, который предоставляет пользователю различные интерактивные интернет-сервисы, которые работают в рамках этого сайта. Веб-портал может состоять из нескольких сайтов.