Палитра в мастерской художника
интервью, работы, статьи
исторические эссе исторические эссе

факты и домыслы, реконструкция исторических событий

Культура и религия диалог культур и религий
духовное единство человечества - это постоянный диалог многих культурных традиций, где каждый человек есть образ и подобие Божие
Художественное образование художественное образование

художественное образование не предполагает всеобщего превращения людей в художников. Однако художественная грамотность необходима всем

Кошка Даша мир глазами детей

детское творчество и образовательные программы для детей

Искусство врачевания искусство врачевания
от Ветхого Завета до наших дней
Читаем NEWS!

30.09.18 13 факторов развития рака

Давайте рассмотрим 13 причин, способствующих возникновению рака и сделаем правильные выводы из заключений по каждому фактору риска.
Подробнее

30.09.18 Галерея художников. Литва. София Вейверите

София Вейверите (1926-2009) - советский литовский художник, профессор живописи, Народный художник Литовской ССР. Автор фресок, монументальных полотен с удивительной пастозной живописью, тематических ...
Подробнее

29.09.18 Галерея художников на сайте- Николай Андронов

«Каждый мазок - это подвиг»  - Николай Андронов (1929-1998) – московский худ
Подробнее

29.09.18 Историческое эссе - Русская реконкиста

Все началось с фильма Сергея Эйзенштейна "Александр Невский" и с самой обыкновенной географической карты. Я долго рассматривал очертания Чудского озера и думал: в какую же сторону направлялись ...
Подробнее

21.09.18 Оскар Качаров. Диалог со временем

из книги "Диалог со временем" - советуем прочитать "...Однажды в Одессе… Одесса она и есть Одесса! Мне была нужна натура для картины «В фашистской неволе». Старый еврей-плакальщик ...
Подробнее

научный и художественный перевод

Сборник переводов под редакцией С.С. Ванеяна и И.И. Тучкова 

читаем фрагменты Антологии

Уважаемые читатели, с полным текстом можно ознакомиться  по ссылке  сайт МГУ им. М.В.Ломоноса

Амстердамский фондовый рынок

Представляемая Антология «Архитектура: язык, теория и история» составлена из довольно примечательных произведений искусствоведческой мысли: по большому счету – это предельно фундаментальные тексты, относящиеся к такой сфере гуманитарного знания как история и теория архитектуры. Строго говоря, трудно представить себе нечто более фундаментальное, чем «Пролегомены…» Генриха Вёльфлина или «Иконология…» Гюнтера Бандманна, между которых мы встречаем и Августа Шмарзова (первый русскоязычный вариант его текста!), и Ханса Зедльмайра. Кто из русскоязычных читателей, положа руку на сердце, может похвастаться знакомством с Дагобертом Фрайем или с Хансом Янтценом? А ведь это опять-таки основа основ!

Довольно удачно между текстами, представляющими во всем величии уровень немецкоязычного искусствознания, вкраплены и эссе авторов англоязычных во главе с непревзойденным Дэвидом Саммерсоном. А чего стоит его соотечественник, хотя и не современник, Огастес Уэлби Пьюджин со своими полутрактатами-полупамфлетами относительно «остроконечной архитектуры», где христианская апологетика сосуществует с социальной критикой! А рядом с ним – и совсем новейший текст византиниста Рут Уэбб, у которой архитектуроведение предельно лаконично и крайне продуктивно сопрягается с литературоведением и настоящей филологией.

В Антологии представлен текст синтетического свойства голландского ученого Н.-Л. Прака, в котором предпринимается попытка собрать воедино сразу несколько подходов. Причем делается это в подчеркнуто дидактической и показательно-наглядной форме.
Антологию выпущена в двух частях, где сперва следует книга Прака, чтобы во второй части так или иначе затронутые в ней моменты получили более конкретное выражение в более компактных, но не менее содержательных текстах, представленных в хронологическом порядке, так что всяк желающий может представить себе и некоторую общую тенденцию в истории архитектуроведческой и вообще искусствоведческой мысли.

И.И. Тучков

Книга I. ЯЗЫК АРХИТЕКТУРЫ

Введение. Теория и практика архитектуры как проблемы языка

Как не просто построить здание, чтобы оно стояло и, вдобавок, радовало взор и чувства, не забывая исполнять свое назначение, так же не легко и рассуждать об этом странном явлении, выявляя его смысл и значение. Архитектура и на самом деле странна, ибо обладает двусторонностью и таит в себе двойственность материального и идеального, умопостигаемого и просто осязаемого, тленного и бессмертного, мирского и священного, человеческого и божьего…

Книга II ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ АРХИТЕКТУРЫ

В предлагаемом учебно-методическом пособии собраны переводы основополагающих текстов по теории архитектуры и теоретическому осмыслению архитектурной истории. Представлены работы таких выдающихся исследователей как Генрих Вёльфлин, Август Шмарзов, Ханс Янтцен, Ханс Зедльмайр Дэвид Саммерсон, Дагоберт Фрай, Гюнтер Бандманн, Христиан Норберг-Шульц и др., отражающие самые базовые теоретические и методологические тенденции науки об искусстве, начиная с ее рождения в конце XIX века и по нынешнюю пору. Кроме того, в издание включены трактат английского архитектора и теоретика О.У. Пьюджина «Принципы остроконечной архитектуры…» - памятник романтической архитектурной теории, а также книга современного голландского исследователя Н.-Л. Прака «Язык архитектуры» - интересная попытка собрать воедино актуальные методологические парадигмы архитектуроведения (от психоанализа до семиотики и структурализма). Практически все переводы публикуются впервые, а тексты таких влиятельнейших учёных как Шмарзов, Фрай, Саммерсон – впервые появляются на русском языке. Сборник сопровождается вступительной статьей, призванной дать обзор основных проблем герменевтики архитектуры. Хрестоматия призвана восполнить отсутствие на русском языке классических памятников и актуальных исследований в области теоретического искусствознания и архитектуроведения, способствуя и учебной подготовке будущих историков искусства и художественных критиков.

 Авторы переводов - Е.А. Ванеян, С.С. Ванеян



ОГАСТЕС УЭЛБИ ПЬЮДЖИН
ИСТИННЫЕ ПРИНЦИПЫ ОСТРОКОНЕЧНОЙ ИЛИ ХРИСТИАНСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ

(фрагменты лекций)
Лекция I.

Пьюджин Уэлби

Цель настоящей лекции – сформулировать и разъяснить истинные принципы остроконечной или христианской архитектуры, знание каковых позволило бы вам судить об архитектурном совершенстве. Два величайших правила проектирования суть следующие:

1. В здании не должно быть черт, не необходимых с точки зрения удобства, конструкции или уместности.

2. Все украшение должно состоять в обогащении основной конструкции здания.

Небрежение этими двумя правилами и есть причина всей дурной современной архитектуры. Архитектурные элементы то и дело присовокупляют к зданиям, с которыми они никак не связаны, исключительно ради того, что называется эффектом. И украшения на самом деле сооружают, вместо того, чтобы обогащать ими сооружение, которому, в согласии с хорошим вкусом, украшения неизменно должны служить.

Генрих Вёльфлин. Пролегомены к психологии архитектуры

Генрих Вёльфлин

Предмет предлагаемых размышлений обязан своим возникновением вопросу: возможно ли, чтобы архитектонические формы оказывались способными быть выражением душевного состояния, то есть настроения?
В самом факте сомневаться трудно. Всякое здание производит определённое впечатление: от серьёзного, мрачно-угрюмого до радостно-дружелюбного, то есть целую шкалу настроений. Историк искусства в свою очередь тоже без колебаний характеризует эпохи и народы, исходя из присущих им архитектурных творений. Таким образом, способность к выражению признается. Но каким образом?

Август Шмарзов. Сущность архитектонического творчества

Август Шмарзов

(фрагмент лекции, произнесённой Августом Шмарзовым в актовом зале Императорского университета Лейпцига 8 ноября 1893 года при вступлении на должность ординарного профессора истории искусства)

 

 

 

Историку, с благоговением и изумлением следившему за величественной поступью строительного искусства сквозь тысячелетия, может показаться, будто в какой-то момент в своем усердном рвении, направленном на отдельные формы, стили и задачи прошлого лишились некоего духовного обруча, стягивающего воедино все части целого и все средства ради единой цели. Уже одно выражение «искусство одеяния», если его обратить на парадоксальное воззрение даже столько высокоодаренного и высокообразованного художника как Готфрид Земпер, практически может иметь следствием лишь чисто внешний эффект.
А выражение Эдуарда фон Гартмана «архитектура должна быть тектоникой» – это уже просто противоречие на уровне слов, когда мы не без недоумения обязаны спросить, неужели греки совершенно без всякого смысла и разумения вынуждены были отличать от технических достижений ремесленника именно строительное искусство в качестве άρχιτεκτονική, в качестве основополагающего, первопричинного, мы могли бы сказать, «первоначально чистого творчества»? На самом деле сегодня возникает впечатление, будто никто просто не знает, что же, собственно говоря, есть такое эта архитектура.
При всей учености, присущей нашему исторического образованию, тем не менее, ширится отчуждение и утрачивается как теплота соучастия внутреннего человека в творениях архитектуры, так и естественное к этому искусству отношение. Так не пора ли все-таки поставить вопрос об истоке архитектуры и ее наиболее имманентной сущности? Генетический способ рассмотрения, который уже так давно в ходу в исторической науке, а сегодня пронизывает уже и естествознание, способен, вероятно, не меньшее число своих благотворных плодов предоставить и искусствознанию, располагающемуся посередине между двумя вышеупомянутыми науками.
Однако речь идет скорее о поиске вместо эстетик «сверху» и «снизу», которые до сих противопоставляет друг другу Фехнер, эстетики изнутри, и о необходимости положить начало движению изнутри вовне – как раз с помощью архитектуры, которая сама столь долго эстетикой извне представлялась одной лишь своей внешней стороной. Эстетическое рассмотрение наших даже наипростейших линеарных образований и психологическое объяснение производимых ими непосредственных впечатлений или игры ассоциативных факторов сегодня действительно исходит уже из творящего и наслаждающегося субъекта.

Ханс Янтцен. О церковном пространстве в готике

Sainte chapelle

Доклад, прочитанный в Фрайбургском научном обществе, 5 ноября 1927 года

Мои дамы и господа!

Франц Куглер в своей «Истории строительного искусства» (1859) внутреннее пространство готической церкви назвал «воистину подобной Откровению Тайны, которая захватывает чувства, выхватывает и уносит за собой души и заставляет забывать те художественные средства, что были нацелены на обретение этого чуда». Эти художественные средства пытались уловить снова и снова с самого открытия средневековья в романтизме, и так с тех пор готическое пространство в художественно-исторических размышления стало предметом нередкого описания. Между тем, насколько речь идет о пространственном воздействии, делалось это согласно исключительно всеобщим понятиям, такими как движение, бесконечность, стремление ввысь, дематериализация и т.д. В той мере, насколько речь шла о стилистических структурах, производились эти описания согласно отдельным свойствам формального языка или – вещь, знакомая всякому историку архитектуры – согласно строительно-техническим конструктивным чертам.

Дэвид Саммерсон. Небесные обители. Интерпретация готики

Шартр. Собор.Южный портал (1250 год)

Есть игра, которую любят все дети без исключения: залезть под стол или любой импровизированный навес и воскликнуть: "Я в домике!" Психоанализ интерпретирует ее по-разному . Однако меня интересуют не столько толкования, сколько то, о чем они свидетельствуют: конкретно эту фантазию нельзя считать чем-то незначительным – подражанием широко распространенному у взрослых обычаю селиться в домах. Эта форма игры напрямую связана с эстетикой архитектуры.
Позднее ребенок переводит игру в новую плоскость - реалистическую; он строит или использует готовые кукольные домики и настаивает на строгом соответствии между тем, что делает он, и тем, что происходит во взрослой жизни: кукольный дом обязан быть эпитомой взрослого жилища. Однако играет ли ребенок под столом или занимается кукольным домиком, его воображение работает в одном направлении. Он помещает себя или куклу – свою проекцию – в пространство под сенью. Удовольствие, которое он получает при этом, есть радость отношений между ним – или куклой – и пространством. (смотри описание Шартрского собора)

Ханс Зедльмайр. Искусство Борромини

Ханс Зельдмайр

О ПСИХОЛОГИИ БОРРОМИНИ

1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ.

Что можно извлечь из творений Борромини касательно личности Борромини? Заданный в такой форме, вопрос этот еще не совсем определенен. Он подразумевает заданность самих творений Борромини. Можно ли из них заключить, к какой расе принадлежал Борромини, к какой социальной прослойке; что за темперамент был у него, какими физическими признаками он отличался (как выглядел); какого возраста он был при создании соответствующего произведения и т.д. в том же направлении.
Подобные вопросы будут определяющими при написании биографии Борромини. Применительно к исследованиям архитектуры Боромини – то есть к исследованиям искусствоведческим – они, поставленные в таком виде, кажутся несущественными, однако могут привести к открытию такого положения дел, которое обладает большим значением. Если существуют признаки, которые можно допускать как «особенности» человека по имени Борромини, то, вероятно, возможно и обратное: из «заданных» известных особенностей данной личности выводить и определенные особенности того, что он производил на свет. И в самом благоприятном случае, пусть и различные и доселе разобщенные особенности архитектурных творений Борромини (и его архитектуры как таковой) могут со всей осмотрительностью поняты из тех же самых особенностей его личности.
Тем самым мы сталкиваемся с вопросом, что возможно и что допустимо психологически объяснять и понимать из произведений искусства. При этом дело зависит не от того, какие зоны на основании общих предположений признаются объяснимыми психологически, а от того, какие признаки отдельно взятого произведения искусства или группы таковых конкретным способом могут быть выведены посредством психологического опыта.

Ханс Зедльмайр. Возникновение собора

Храм Святого Грааля

Отражение собора в храме Святого Грааля из «Младшего Титуреля»

До сих пор мы пытались исключительно на основании внимательного рассмотрения собора добиться такой установки, в которой становятся просто доступными зрению феномены, что нередко воспринимаются как нечто чуждое. Таким способом достигнутые «воззрения» подтверждаются описанием храма Святого Грааля в «Младшем Титуреле» Альбрехта фон Шарфенберга. Его поэма возникла ок. 1260-1270 гг.
На гладком, сверкающим лунным светом плато шириной более чем в сто клафтеров, расположенном вверху горы из оникса в Сальватерре, что в Испании, возвышается храм в виде могучей ротонды. Эта ротонда имеет главный хор на востоке, освященный Самим Св. Духом, три портала по другим сторонам Неба и венком из 72 восьмиугольных капелл хора и 36 шестиярусных башен-колоколен.

Дагоберт Фрай. Сущностное определение архитерктуры

Собор Святого Дункана

(читать на сайте МГУ)

Систематика искусств обязана в той мере исходить из видовых понятий искусств, данных нам эмпирически, насколько они обязаны признавать категориальное значение ориентированных на виды искусства (Kunstgattungen) таких понятий, как «живописное», «пластическое», «архитектоническое» – в качестве фактов, данных с точки зрения психологии языка. Систематика, которой мы предъявляем такое требование, не может быть основана лишь на материале и технике; она призвана выдвигать такие категории, которые позволяют сложиться в формологическую систему тому двойному значению, что заложена в определении разновидностей искусства (Kunstarten).
Подобно тому, как мы научно одному и тому же объекту можем задавать различные вопросы, ориентированные на различные науки, точно так же мы можем один и тот же объект художественно рассматривать по-разному, мы в состоянии его видеть живописно, пластически или архитектонически. Подобно тому, как в некоей системе наук эти самые науки определяются не через объективную исследовательскую область, а через постановку вопроса, точно так же и искусства не просто могут различаться в соответствии с изобразительными средствами (Darstellungsmitteln), а обязаны в соответствии со своей сущностью обретать свое определение через специфический для них способ рассмотрения (Betrachtungsweise), через лежащее в их основе особое субъектно-объектное отношение.

Гюнтер Бандманн. Иконология архитектуры

Базлика Святого Духа

Je crois que la métaphore seule peut donner une sorte d’éternité au style.* Marcel Proust

Я полагаю, что только метафора может придать стилю характер вечности. Марсель Пруст.

 

Иконография и иконология

 Первоначально в науке о древностях под «иконографией» подразумевали свод знаний, касающихся портретных изображений и связанных с определением личностей, присутствующих на монетах, печатях и геммах. В противоположность этому уже в 19 веке искусствознание данным термином обозначает вообще всякий набор сведений касательно содержания, представленного с помощью изобразительного искусства. В данном случае имеется в виду истолкование христианских, мифических и аллегорических сюжетов и персонажей.
То есть, иконография имеет дело с приметами и описанием лиц и событий, с содержанием (Inhalt), которое воспроизводится посредством образов и которое с точки зрения осуществленного художественного творения предшествует ему. В целом под иконографией понимается и истолкование символов (Symbolen), то есть форм (Formen), представленных в вещном законченном облике (dinglicher Gestalt) и указывающих на значение высшего порядка, которое не идентично первоначальному содержанию изображения и превосходит его.
Впрочем, в эпоху маньеризма и барокко для специального изучения символов использовалось также выражение «иконология» и его, как кажется, можно порекомендовать к возобновлению в сфере архитектурных исследований . В искусствознании преимущественно представлены два источника, из которых и черпает свои силы проблема иконографии: языческая античность, продолжающая свою жизнь в художественных творениях, и круг образов, свойственных христианскому средневековью.
Первые контуры научной иконографии в современном смысле слова можно наблюдать как раз в то время, когда в 19 веке вследствие романтических устремлений интересы сосредотачиваются вокруг средневекового искусства, при отсутствии всякого понимания содержаний, представленных во всем их локальном и историческом многообразии.
Показательно при этом то, что вначале за эту проблему взялись не историки церкви и христианские археологи, которых следовало бы призвать к решению подобных задач в первую очередь. Передние ряды исследователей составили скорее историки широкого профиля, оснащенные энциклопедическими и универсалистскими склонностями 18 века, но захваченные при этом романтическим пафосом оживления и истолкования христианских символов и образов (Bilder) средневековья.

Христиан Норберг-Шульц. Египетская архитерктура

Христиан Норберг-Шульц

 Введение

Сооружения Древнего Египта до сих пор можно считать одними из самых впечатляющих построек в истории архитектуры. Мегалитическая масса и чёткость очертаний придают им исключительную силу и мощь. Преобладают простые стереометрические формы и строгая геометрическая организация, и, хотя в египетской архитектуре можно усмотреть определённое историческое развитие, представляется, что её базовые интенции оставались постоянными на протяжении почти трёх тысячелетий. Наиболее убедительно эти интенции представлены архитектурным типом пирамиды, которая обычно считается самым характерным воплощением египетской архитектуры. Её сбалансированная форма, синтез вертикальных и горизонтальных сил, и несравненная телесная мощь кажутся воплощением постоянного, вечного порядка.

Действительно, «порядок» и «постоянство» хорошо выражают основную цель египетской архитектуры. Камень был избран из-за его тяжести и стойкости перед силами разрушения и распада, и его естественная природа усиливается контрастом гладких поверхностей и острых углов. Посредством этого масса и вес абстрагируются, становясь частью общей системы символической организации, где вертикальное и горизонтальное объединяются для формирования ортогонального пространства, которое, по сути своей, полностью однородно. Мы можем назвать его «абсолютным пространством», и единичное сооружение материализует его . Добившись этого, египетская архитектура достигла абстрагирования, к которому стремились и другие ранние средиземноморские цивилизации, и её можно считать первой завершённый архитектурной символической системой в истории человечества. Представляется, однако, что как таковая она владела довольно ограниченным набором выразительных средств.

Рут Уэбб. Эстетика сакрального пространства

Рут Уэбб. Эстетика сакрального пространства

ЭСТЕТИКА САКРАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА: НАРРАТИВ, МЕТАФОРА И МОТИВ ДВИЖЕНИЯ В ЭКФРАСИСАХ ЦЕРКВЕЙ

Введение: проблемы описания

Приступая к описанию интерьера церкви Святой Софии в Константинополе, Михаил Диакон, живший в XII веке, сетует на сложность задачи: едва ли кто может описать в словах (заключить в дискурс) столь обширный и разнообразный предмет . Конечно, его жалоба — очень знакомое общее место риторики, часть ритуального captatio benevolentiae оратора. Но, как и во многих топосах, в нем содержится важная истина: описание, изображение визуального посредством слова, — труд сложный и поднимающий множество вопросов.

Например, до какой степени возможно изобразить материальный объект в таком нематериальном, интеллигибельном материале-посреднике (medium) как язык? Как можно изобразить [описать] какой-либо статичный трехмерный объект в материале, который раскрывается во времени? Как может человек изобразить в словах целостность визуального опыта — бесконечное разнообразие цвета, глубину пространства, фактуру, свет и тень, открывающиеся зрителю при лицезрении даже простейших предметов? Чем больше задаешься этими вопросами, тем более оправданной кажется жалоба Михаила, так же как и слова патриарха Фотия, который в X гомилии сетует, что церковь Богоматери Фаросской превосходит каноны жанра (νόμοι) экфрасиса, или слова ритора II века Элия Аристида, который говорит о том, что город Рим слишком грандиозен, чтобы видеть его, не говоря уже о том, чтобы описывать . Несомненно, словесное описание никогда не может быть совершенно адекватно объекту, которому оно посвящено.

В этом наблюдении, быть может, и самоочевидном, скрыт важный смысл: любое описание подразумевает отбор деталей, которые будут в него включены . Сверх того, линейное развертывание [письменного] текста — и, в еще большей степени, устного дискурса — требует наложения темпорального порядка, «очередности» на исходный материал, в реальности воспринимаемый зрителем одновременно. Потому что, хотя произведение искусства или архитектуры может переживаться последовательно, по мере того как человек проходит через здание или, рассматривая сцену, переводит глаза с одного на другое,— единственный взгляд вбирает в себя больше, чем может выразить отдельное высказывание . Эти и другие связанные с ними проблемы были ярко освещены в современной критике, но они имеют отношение к чтению дескриптивного письма любой эпохи. Как подсказывает «топос неадекватности», можно увидеть, что в классической [античной] и византийской риторических традициях, хотя они пользовались не столь точными терминами, были предвосхищены наблюдения современной критики. Как бы то ни было, в настоящем контексте интереснее всего именно особый отклик на проблему, который мы находим в византийском экфрасисе.

Ханс Бельтинг. Антропология образа

Ханс Бельтинг

Автор перевода: С.С. Ванеян

главы из книги Ханса Бельтинга  "Антропология образа"

ознакомиться с полным текстом перевода

В последние годы стало модным говорить об образах. Однако при этом обнаруживается разногласие в способах говорения, маскируемое лишь тем, что понятие «образ» всплывает снова и снова, действуя как наркотик. Оно затуманивает тот факт, что речь ведётся не об одних и тех же образах, сколько не закидывай одно и то же понятие подобно якорю в пучину взаимопонимания. Любой разговор на тему образа отличается неопределённостью. На некоторых образы производят такое впечатление, будто они могут циркулировать бестелесно, на что не способны даже образы представления и образы воспоминаний, которые все-таки занимают наши собственные тела. Некоторые сравнивают образы с областью визуального вообще, так что образом оказывается все, доступное нашему зрению, и перестает таковым быть все, отягощенное символическим значением. Другие полностью идентифицируют образы с иконическими знаками, которые в референции сходства связаны с реальностью, образом не являющейся и всегда образ превосходящей. Наконец, возможен и такой дискурс искусства, который или игнорирует профанные образы, существующие в наши дни вне музеев (то есть вне новых храмов), или стремится уберечь искусство от связанных с образами вопросов, лишающих искусство монополии на внимание. Тем самым возникает новая схватка за образы, когда фактически борьба ведётся за монополию на определение. Мы не только одним и тем же способом говорим о разных образах. Мы прилагаем к однородным образам разнородные дискурсы.



 

Все не так, как оно кажется / Things are not what they seem

Линда Харрис. Тайная ересь Иеронима Босха

святой Иоанн Креститель в пустыне

Автор перевода: Марина Клименко 

Линда Харрис открывает нам новые грани работ Босха, доказывая, что все его произведения последовательно передают еретические доктрины катаров. Книга представлена издательством "Энигма".

Мифы и доктрины катаризма имеют особое значение для данного исследования, в котором мы будем рассматривать антиклерикальные символы в произведениях Босха как закодированное послание катаров. Иконография Босха до сих пор недостаточно изучена. Его творчество иногда интерпретировалось как еретическое, однако чаще художника считали эксцентричным, но верным христианином, находившимся под влиянием алхимии и посвятившим свое творчество теме ада и бесов.
Такое восприятие искусства Босха основано на неправильной трактовке его мировоззрения. Художник был, прежде всего, мистиком, который воспринимал материальный мир как тьму в отличие от сферы духа. Он писал яркие картины потустороннего мира, изображал сцены ада. Чтобы понять творчество Босха, следует относиться к его произведениям как к духовному посланию.

Фред Геттингс. Книга руки

Fred Gettings. The Book of The Hand

Автор перевода: Марина Клименко
                                              Фред Геттингс с женой
Note from the author. 
I would like to make it clear that prediction of future events by examination of the hand is quite possible. It is, however, an extremely difficult business, demanding a close analysis of the hand as well as a period of attunement with the subject. The student of palmistry is therefore warned to be wary of making such judgments until he has learned at least to appreciate the dangers of prediction, not to mention its attendant difficulties. Palmistry of any worth must spring from an honest attempt to understand the mystery of the hand; it cannot spring from a wish to impress, astonish or control another human being. There are numerous palmists, of varying degrees of honesty, practicing in this country. Part of the services they offer is to read character and fortune’ by post. This may, in very special cases, be possible, but it must be noted that these ‘palmists’ usually demand that a precise date of birth should be submitted with each palm print, and their readings are probably based on astrological calculation rather than solely on palmistic interpretation.

 Фред Геттингс, британский писатель, фотограф, родился в 1937 году в Дьюсбери, Йоркшир, Англия. В 1969 году закончил университет Сассекса по специальности искусствоведение. Автор таких книг, как «Книга руки», «Хиромантия», «Марсельское Таро: Книга универсальных символов», «Эти мистические кошки», «Словарь оккультных, герметических и алхимических сигилов».
Творческий портал «Искусство жить» представляет одну из его ранних работ в области хиромантии «Книга руки» (The Book of The Hand). С точки зрения авторов портала, предлагаемое произведение интересно в его историко-культурологическом и медицинском аспектах. Оно также может представлять интерес для искусствоведов, хиромантов, библиографов и широкого круга любознательных читателей.

Читать далее

Селия Рис. Игра в Бэйли

Селия Рис

Celia Rees "The Baily Game"
 Автор перевода: Марина Клименко

Селия Рис живёт в графстве Уорикшир с мужем и дочерью. Семнадцать лет она преподавала английский язык, а теперь все своё время посвящает литературе, проводит встречи с читателями в школах и библиотеках, даёт уроки литературного творчества в Уорикширском Университете Открытых Образовательных Программ.

Она пишет в основном для подростков и юношества, однако, ее книги апеллируют к самой широкой публике, сочетая в себе мастерство рассказчика с серьёзными темами и захватывающими сюжетами. Книга «Truth or Dare» удостоена первой премии Стокпортского конкурса детской литературы, вошла в число лауреатов последних туров конкурсов детской книги в Ангусе и Портсмауте и рекомендована для участия в конкурсе Детской книги в Шеффилде, где голосование проводится среди детей и юношества.

«Truth or Dare» также была в списке лауреатов специального конкурса детской книги NASEN. Другой бестселлер «Witch Child» является лауреатом Попечительского конкурса художественной литературы для детей


Игра в БейлиВ любой школе есть укромный уголок, где можно спрятаться от посторонних глаз и притаиться. Тайна – вот что важно в Игре в Бэйли.
Игра в Бэйли – всего лишь детская шалость… жестокая и беспощадная. Игра ломала души и судьбы. То, что случилось у Алекс в классе, по-настоящему ужасно, и казалось, что теперь никому уже не захочется играть…
Но прошло два года, в классе появилась новенькая. Она приехала издалека, она другая – классу этого оказалось достаточно. Игра начинается снова. Алекс отчаянно пытается ее остановить и не знает как…


Примечание переводчика
Территория детства – посторонним вход воспрещен

Дети не совершают преступлений – они играют. И не их вина, что игры порой заходят слишком далеко, превращаясь в самые страшные и изощренные по жестокости преступления. А что же взрослые? Молчат, отворачиваются, не замечают того, чего не в силах исправить. Невозможно заставить детей принять в игру чужака. Неловкая попытка со стороны взрослых – и новенький обречен стать изгоем. На него объявлена «охота» - игра начинается.

Дети играют всегда и везде, во всех странах, вне зависимости от благосостояния и культурных традиций. Обычная британская школа не стала исключением. Современная английская писательница Селия Рис погружает нас в психологию ребенка, поднимая самые острые проблемы взаимоотношений между детьми.

В память о том, что случилась в свое время в моем классе,  я взялась за перевод этой книги. Ведь в реальной жизни все обернулось настоящей трагедией. Мой однокашник Мишка Елисеев был рыжим – достаточно для начала игры... А закончилось тем, что в свой день рождения он выбросился из окна 10-этажного дома . Он пригласил в гости всех – не пришел никто. Зато в морг на прощание с телом поехал весь класс. Под строгим взглядом завуча мы выстроились вдоль стены, исподтишка разглядывая Мишкино лицо (его хоронили в открытом гробу), которое почему-то сильно состарилось. Казалось, там лежит древний старик, прошедший долгую-долгую тяжелую жизнь…

Возможно, книга Селии Рис кому-то поможет.  Из любого тупика есть выход – надо просто пойти в другую сторону.
 

культура СССР back to the USSR

советская культурная жизнь

Искусство и наука искусство и наука

статьи, лекции офф-лайн, беседы об искусстве

Художественный перевод научный и художественный перевод

искусствоведение, культурология, литература

традиционное народное искусство традиционное народное искусство

народное творчество, художественные промыслы

Народная игрушка народная игрушка
Кто сегодня делает народную игрушку? Для кого она создается? Кто играет в нее?
Искусство
Искусство
Искусство (от церк.-слав. искусьство (лат. experimentum — опыт, проба); ст.‑слав. искоусъ — опыт, испытание) — образное осмысление действительности; процесс или итог выражения внутреннего или внешнего (по отношению к творцу) мира в художественном образе; творчество, направленное таким образом, что оно отражает интересующее не только самого автора, но и других людей.
Веб-портал
Веб-портал — сайт в компьютерной сети, который предоставляет пользователю различные интерактивные интернет-сервисы, которые работают в рамках этого сайта. Веб-портал может состоять из нескольких сайтов.