Палитра в мастерской художника
интервью, работы, статьи
исторические эссе исторические эссе

факты и домыслы, реконструкция исторических событий

Культура и религия диалог культур и религий
духовное единство человечества - это постоянный диалог многих культурных традиций, где каждый человек есть образ и подобие Божие
Художественное образование художественное образование

художественное образование не предполагает всеобщего превращения людей в художников. Однако художественная грамотность необходима всем

Кошка Даша мир глазами детей

детское творчество и образовательные программы для детей

Искусство врачевания искусство врачевания
от Ветхого Завета до наших дней
Фитотерапия фитолечение

Лекарственные растения - особенности лечения и виды пременения

научный и художественный перевод

Рут Уэбб. Эстетика сакрального пространства

Рут Уэбб. Эстетика сакрального пространства

ЭСТЕТИКА САКРАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА: НАРРАТИВ, МЕТАФОРА И МОТИВ ДВИЖЕНИЯ В ЭКФРАСИСАХ ЦЕРКВЕЙ

Введение: проблемы описания

Приступая к описанию интерьера церкви Святой Софии в Константинополе, Михаил Диакон, живший в XII веке, сетует на сложность задачи: едва ли кто может описать в словах (заключить в дискурс) столь обширный и разнообразный предмет . Конечно, его жалоба — очень знакомое общее место риторики, часть ритуального captatio benevolentiae оратора. Но, как и во многих топосах, в нем содержится важная истина: описание, изображение визуального посредством слова, — труд сложный и поднимающий множество вопросов.

Например, до какой степени возможно изобразить материальный объект в таком нематериальном, интеллигибельном материале-посреднике (medium) как язык? Как можно изобразить [описать] какой-либо статичный трехмерный объект в материале, который раскрывается во времени? Как может человек изобразить в словах целостность визуального опыта — бесконечное разнообразие цвета, глубину пространства, фактуру, свет и тень, открывающиеся зрителю при лицезрении даже простейших предметов? Чем больше задаешься этими вопросами, тем более оправданной кажется жалоба Михаила, так же как и слова патриарха Фотия, который в X гомилии сетует, что церковь Богоматери Фаросской превосходит каноны жанра (νόμοι) экфрасиса, или слова ритора II века Элия Аристида, который говорит о том, что город Рим слишком грандиозен, чтобы видеть его, не говоря уже о том, чтобы описывать . Несомненно, словесное описание никогда не может быть совершенно адекватно объекту, которому оно посвящено.

В этом наблюдении, быть может, и самоочевидном, скрыт важный смысл: любое описание подразумевает отбор деталей, которые будут в него включены . Сверх того, линейное развертывание [письменного] текста — и, в еще большей степени, устного дискурса — требует наложения темпорального порядка, «очередности» на исходный материал, в реальности воспринимаемый зрителем одновременно. Потому что, хотя произведение искусства или архитектуры может переживаться последовательно, по мере того как человек проходит через здание или, рассматривая сцену, переводит глаза с одного на другое,— единственный взгляд вбирает в себя больше, чем может выразить отдельное высказывание . Эти и другие связанные с ними проблемы были ярко освещены в современной критике, но они имеют отношение к чтению дескриптивного письма любой эпохи. Как подсказывает «топос неадекватности», можно увидеть, что в классической [античной] и византийской риторических традициях, хотя они пользовались не столь точными терминами, были предвосхищены наблюдения современной критики. Как бы то ни было, в настоящем контексте интереснее всего именно особый отклик на проблему, который мы находим в византийском экфрасисе.

В этой статье я рассматриваю литературные проблемы, связанные с описанием предмета столь сложного, по своему внешнему виду и функции, как церковное здание, и отмечаю некоторые стратегические хитрости, которые использовали авторы экфрасисов для преодоления подобных затруднений. До некоторой степени эти хитрости укоренены в классической риторической традиции экфрасиса, которых я касаюсь вкратце.

Но описание интерьера здания, исполненного столь сложного символического значения, как церковь, явилось новой задачей, для которой не было непосредственного прецедента в классической традиции, поэтому особенно интересно рассмотреть, как византийские авторы приняли этот вызов. Настоящая статья,— в первую очередь, очерк эстетики литературных и риторических изображений сакрального пространства, сосредоточенный вокруг тех определенных отрывков или аспектов произведений, которые мало говорят нам о конкретном строении зданий и многое — о том, как о них могли писать, и, возможно, как они воспринимались [современниками].

В моем обзоре я остановлюсь на описаниях двух наиболее значительных памятников Константинополя — храма Святой Софии и церкви Святых Апостолов. В VI веке восстановление церкви Святой Софии Юстинианом было впервые воспето Прокопием Кесарийским, и вскоре — Павлом Силенциарием . Шестью веками позднее Михаил Диакон восславил «вечную новизну» здания в речи, сочиненной, возможно, на его освящение . Стихотворный экфрасис церкви Святых Апостолов и семи чудес Константинополя, написанный в X веке Константином Родосским, был посвящен Константину VII . По какому случаю был сложен прозаический экфрасис церкви Святых Апостолов, написанный Николаем Месаритом, неясно . Полезно сравнить эти произведения с другими примерами экфрасиса. Экфрасис, включенный в панегирик построенной Паулином церкви в Тире стоит у истоков традиции экфрасиса церковных зданий и по этой причине заслуживает особого внимания. Энкомии Хорикия Маркиану содержат в себе ценные комментарии к проблемам описания, также как и гомилии Льва Мудрого и Фотия, прославляющие восстановленные или только что построенные церкви.

Экфрасисы церковных зданий традиционно были [для исследователей] источниками информации для реконструкции и зеркалами реалий, которые они описывают . В случае церкви Святых Апостолов полное разрушение самого памятника сделало необходимость подобного чтения особенно острой. Но проблемы, связанные с таким чтением «для справок», общеизвестны ; измеренные меркой «объективного описания», экфрасисы, как правило, оказываются недостаточными. Так или иначе, вопросы, поставленные в начале этой статьи, говорят о том, что «объективное описание», хотя и является полезным рабочим понятием, не самоочевидно и проблематично. Даже сугубо информативное описание в путеводителе подразумевает жесткий отбор деталей, которые будут выражены словами . Такой отчет может содержать поддающиеся проверке высказывания о материальных элементах конструкции, с указанием размеров и ориентации, с использованием технической терминологии, и все-таки многое в нем будет опущено. Любое описание требует отбора и упорядочения деталей, согласно правилам языка.

В этом смысле можно утверждать, что все описания, а не только принадлежащие византийским авторам, суть зеркала, которые должны некоторым образом «искажать» предметы. В то же время, самим актом отбора, упорядочения и презентации материала они могут действовать как своего рода комментарии к описываемому. Чтобы увидеть, каким образом эти экфрасисы могут быть наилучшим образом использованы в отношении памятников, к которым они относятся, несомненно, важно обращаться с ними как с текстами, имеющими свою собственную логику и организующие принципы . Если мы прочитаем их в этом свете, то различие между теми словами и фразами, которые относятся к материальной наружности зданий, и теми из них (часто отсекаемыми как «риторические украшения»), которые относятся к другим, невидимым аспектам, станет менее значительным.

Литературный подход к экфрасису может способствовать изучению эстетики с двух точек зрения. Прежде всего, он может помочь нам понять сами эстетические законы описания, распознать риторическую стратегию, выбранную авторами для представления предмета своим слушателям. И есть более сложное измерение: эти отдельные тексты имеют определенное отношение к материальному объекту и часто — к конкретному событию ; понимание их литературной формы может прояснить это отношение и, возможно, свидетельствовать о художественных достоинствах этих зданий, не всегда материальных, видимых, но которые, однако, могли быть поняты и высоко цениться. Именно по этой причине я решила рассмотреть эти тексты, охватывающие промежуток в шесть веков, в одном очерке: все они обнаруживают одни и те же проблемы описания и разделяют одну и ту же стратегию вербального изображения.

читать текст

культура СССР back to the USSR

советская культурная жизнь

Искусство и наука искусство и наука

статьи, лекции офф-лайн, беседы об искусстве

Художественный перевод научный и художественный перевод

искусствоведение, культурология, литература

традиционное народное искусство традиционное народное искусство

народное творчество, художественные промыслы

Народная игрушка народная игрушка
Кто сегодня делает народную игрушку? Для кого она создается? Кто играет в нее?
NEWS-НОВОСТИ

17.03.20 Египетские папирусы о травах и лечении болезней

Сообщения о целебной силе обычных растений дают нам папирусы, которые относятся к 1700 году до нашей эры (н.э.).
Подробнее

17.11.19 Русская художественная керамика VIII-XXI века

Лекция-презентация иллюстрированной энциклопедии "Русская художественная керамика VIII-XXI века" - автор  Некрасова Мария Александровна.
Подробнее

10.10.19 Памяти Алисы Качаровой. Манеж

Готовы ли мы воспользоваться опытом предыдущих десятилетий или созидательные и творческие усилия нескольких поколений — плод исторической ошибки? Воспоминания одного из участников культурных событий тех лет дают материал для размышления на эти ...
Подробнее
Искусство
Искусство

Искусство (от церк.-слав. искусство (лат. experimentum — опыт, проба); ст.‑слав. искоусъ — опыт, испытание) — образное осмысление действительности; процесс или итог выражения внутреннего или внешнего (по отношению к творцу) мира в художественном образе; творчество, направленное таким образом, что оно отражает интересующее не только самого автора, но и других людей.

Веб-портал

Веб-портал — сайт в компьютерной сети, который предоставляет пользователю различные интерактивные интернет-сервисы, которые работают в рамках этого сайта. Веб-портал может состоять из нескольких сайтов.

Театр Комеди франсез
театр коммеди франсез
Человек
Человек

Отличительная черта человека - прямохождение, осознанная членораздельная речь, высокоразвитый головной мозг и мышление. Человек изучает себя и изменяет внешний мир. Сущностью человека и проблемами его развития  занимаются философия, религия, науки и искусства до настоящего времени

Виктория королева Англии
Виктория королева Англии
бабушка великой княгини Елизаветы Феодоровны, урождённной Елизаветы Александры Луизы Алисы Гессен-Дармштадской
Феодоровская икона Божией Матери
Феодоровская икона Божией Матери
Феодоровская икона Божией Матери
Богоявленский собор. Кострома
Богоявленский собор. Кострома
Святой Феодор Стратилат
Святой Феодор Стратилат
Князь Василий Ярославич
Князь Василий Ярославич
1241-1276. Кострома
Святая мученица Параскева
Святая мученица Параскева
святитель Иоанн Златоуст
святитель Иоанн Златоуст
древняя византийская икона
Вирус

Вирусы до сих пор остаются одними из главных возбудителей инфекционных и неинфекционных заболеваний человека. Более 1000 различных болезней имеют вирусную природу. Вирусы и вызываемые ими болезни человека являются объектом пристального изучения медицинской вирусологии.

Таксономия
Таксоно́мия (от др.-греч. τάξις — строй, порядок и νόμος — закон) — учение о принципах и практике классификации и систематизации сложноорганизованных иерархически соотносящихся сущностей, в частности, вирусов
китайский короновирус
китайский короновирус
новый китайский короновирус - фото
торс
Тяжёлый о́стрый респирато́рный синдро́м (ТОРС, англ. SARS), также в СМИ — атипичная пневмония — респираторное вирусное заболевание, вызываемое коронавирусом SARS-CoV (англ. Severe acute respiratory syndrome coronavirus), первый случай которого зарегистрирован в ноябре 2002 года в южном Китае. Заболевание характеризуется вирусной пневмонией, быстро прогрессирующей до дыхательной недостаточности.